Coda письмо

Первое, что мы сделали в новом году, — перезапустились

Здравствуйте, старые и новые друзья!

Новый год — хорошее время для начинаний. Если вы нас читали раньше и удивлены, как это письмо попало к вам в почту после долгого перерыва: мы, русскоязычная Coda, перезапускаемся! 

Это мое первое письмо в качестве редактора, и я немного волнуюсь. Я привыкла писать тексты для большой аудитории, но это всегда были журналистские лонгриды. А рассылка — это все же более личное.
Cперва нам стоит познакомиться.

Я Катерина Фомина, новый главный редактор Coda на русском. У меня за плечами восемь лет в российской журналистике, десятки командировок и репортажей, сотни интервью. Я была специальным корреспондентом “Новой газеты”, много ездила по России и миру, рассказывала истории простых людей, столкнувшихся с несправедливостью государства и мироздания, освещала кризис беженцев в 2015 году, писала про уголовные дела (особенно про политические). Для меня самое главное в журналистике  человеческие истории и честность. 

Если вы ничего не знаете о Coda (или забыли), я вкратце расскажу про нас.
Coda Story — изначально англоязычное независимое издание, которое три года назад создали журналистка Наталья Антелава (которая долгое время была иностранной корреспонденткой BBC в Центральной Азии и Ближнем Востоке) и журналист Илан Гринберг (бывший репортер The Wall Street Journal и других изданий).

Концепция Coda Story — рассказывать о кризисах, которые происходят в мире и влияют на наши жизни. В данный момент журналисты Coda концентрируют свое внимание на проблемах распространения дезинформации, внедрения новых технологий, поддерживающих авторитарные режимы, а также псевдонаучных теориях, которые губят человеческие жизни.
Весь декабрь мы с коллегами готовились к перезапуску и думали, чего не хватает сейчас в журналистике на русском языке. И мое главное ощущение — это то, что мы не смотрим шире и не видим глобальный контекст историй. Именно это мы и собираемся исправить.

Российские власти принимают все новые и новые законы, чтобы еще больше изолировать нас от остального мира, убеждая, что он представляет угрозу. К счастью, люди, которые пытаются нас загнать в рамки, менее технологичны и прогрессивны, чем мы. Мы не хотим быть запертыми внутри повестки, навязанной федеральными каналами. Нам ничего не мешает подняться над всем этим и увидеть, что мир значительно больше и многограннее. И что мы не одиноки в наших ощущениях. 

В прошлом году Coda много рассказывала про системы распознавания лиц по всему миру и даже, как их перехитрить, про то, как сливают личные данные северокорейских беженцев, про “антипрививочников” в Америке (которые пока что продвинутее наших). Когда понимаешь, что одинаковые процессы идут в разных странах параллельно, становится не так страшно жить.
Теперь наша с Coda задача рассказывать о том, как мы все, Россия и русскоязычный мир, вовлечены в глобальные процессы. И как глобальные процессы могут отразиться на нас. Кажется, что нас — тех, кому не все равно, — немало. Поэтому мы предлагаем быть вместе.

Чего теперь от нас ждать?

Каждую неделю я буду отправлять вам письмо. Это не будет дайджест новостей, которые вы и так уже прочитали в лентах или в телеграм-каналах (кстати, подпишитесь на наш). Каждое письмо будет самостоятельной историей, которую я вместе со своими коллегами буду рассказывать вам. Минимум раз в месяц мы будем предлагать вам качественный лонгрид — о регионе и мире. 

Еще я иногда буду советовать, что почитать и посмотреть. На этой неторопливой и еще праздничной неделе я предлагаю обратить внимание на следующие вещи: 
  • Вместо обращения президента и боя курантов я смотрела обращение людей  — обычных учителей, режиссеров, школьников, волонтеров и даже шамана. Это очень искреннее видео, комментарии и лайки к которому не закроют, как это случилось с обращением президента.
  • Профессор социальной психологии Гарвардского университета, автор книги «Эпоха надзорного капитализма» (в списке Time и The New York Times обязательных к прочтению книг, в списке 100 лучших книг века по версии The Guardian, в шортлисте премии Financial Times и McKinsey на звание лучшей бизнес-книги) Шошанна Зубофф отвечает, как Google и Facebook используют собранные данные о нас, прогнозируют наше поведение и монетизируют их.Обычные граждане приходят на подмогу (или даже на смену) журналистам, когда фактов нарушения закона становится неописуемо много.
  • Вячеслав Никитин, 30-летний московский IT-предприниматель, поехал в небольшой городок Иркутской области, чтобы снять фильм о произволе правоохранительных органов. Только благодаря ему завели уголовное дело против мужчины, который вывез свою бывшую девушку в лес и пытался убить. Дело сделала публикация в Instagram и огласка в пабликах во Вконтакте. Никитин рассказал, зачем вышел из зоны комфорта — и даже сделал квест про беспредел силовиков. Я очень люблю истории про людей, которые живут в аполитичной изоляции “это нас не касается” и неожиданно сталкиваются с реальностью, кардинально их меняющей.
  • За прошлый год с нами случилось многое, в чем нам придется разбираться в новом. Неспроста Financial Times назвал словом ушедшего года shitposting — размещение бессмысленного контента с целью сорвать конструктивную дискуссию. Что сейчас происходит в том числе с фильмом челябинских журналистов портала 74.ру про магнитогорскую трагедию 31 декабря 2018 года, в комментарии к которому уже набежали тролли. Стоит посмотреть, чтобы не забывать о случившемся, пока российские власти молчат о причинах трагедии.
Поменьше вам шитпостинга в новом году!
До связи. 
Катя

P.S. Мы не хотим существовать в формате монолога. Самое ценное для нас — обратная связь. Пишите, на что нам обратить внимание на [email protected]

Katerina Fomina

Katerina Fomina is CodaRu's senior editor. Born and raised in Moscow, Russia, she worked as a special reporter for the newspaper Novaya Gazeta and has written for other media. Katerina has lived in Armenia and Georgia, but is currently based in Moscow again.

We use cookies on this website to make your browsing experience better. Accept our use of cookies, Privacy Policy and Terms of Use